Сибирские Медичи

Судьбы трёх братьев знаменитого купеческого семейства Сибиряковых

Семья Сибиряковых в начале XX века была одной из самых богатых и знаменитых не только в масштабах Сибири, но и всей Российской империи. В сферу интересов их бизнеса входила вся территория Азиатской России. Представители этой семьи часто занимали руководящие должности в Иркутске и жертвовали огромные суммы на благотворительность. Расскажем об этой семье, про которую написано и довольно много, и при этом непростительно мало.

Часть первая. Александр Сибиряков

Род Сибиряковых

Род Сибиряковых берёт своё начало ещё в 17 веке. Основателем династии считается Афанасий Сибиряков, который происходил из крестьян Архангельского уезда. В начале 18 века семья переселилась в Сибирь на берег Байкала и тут начала стремительно богатеть. В это время семья занималась перевозкой грузов и людей через Байкал, рыбной ловлей и добычей соли. Сибиряковы заняли видное место среди местных купцов, а их влияние стало распространяться и за пределы Байкала.

Герб рода Сибиряковых (gerbovnik.ru)

Сыновья и внуки Афанасия продолжили его дело. Постепенно в семейный бизнес вошли пушной промысел на Тихоокеанском побережье, государственные подряды на доставку свинца и меди из Нерчинских казённых заводов на Алтай и Урал, доставка алтайского хлеба в Забайкалье, а также винокурение и текстильная промышленность. В 1787 г. семья Сибиряковых приняла участие в создании Шелиховской торгово-промысловой «Российско-Американской компании», им принадлежало до 15% её акций. Сфера деловых интересов семьи распространилась от Урала до русской Аляски. Семья славилась не только трудолюбием и упорством – Сибиряковы жертвовали огромные средства на благотворительность.

В четвёртом поколении в семье Сибиряковых появляется первый золотопромышленник. Это был правнук Афанасия, Михаил Александрович Сибиряков. Он начал заниматься поиском и разработкой золотых приисков на р. Лена и её притоках, развивал прилегающую инфраструктуру: заложил город Бодайбо в 1864 году, тогда – в качестве склада одного из своих приисков. Именно рядом с этим городом в 1912 году случится знаменитый Ленский расстрел.

К концу XIХ века объём добытого золота на его приисках составлял около 300 пудов в год, что приносило огромный доход. Но в 1874 году Михаил Сибиряков умирает и оставляет состояние в 4 млн. рублей трём своим сыновьям.

Город Бодайбо, нач. XX века (humus.livejournal.com)

Наследник нескольких миллионов

Александр Сибиряков, старший сын Михаила Сибирякова, родился 26 сентября 1849 года в Иркутске.

В это время каждый купец-миллионер стремился дать своим детям хорошее образование, исключением не стал и Михаил Сибиряков. Местом обучения своего сына он выбрал Швейцарию. Уехав в Цюрих, Александр поступил в местный политехнический университет.

Именно там он начинает интересоваться исследованиями Севера и Полярного края. В конце 19-го века первопроходцами в этих исследованиях выступали скандинавы и британцы. Первые в силу своего географического положения, вторые в силу стремления как можно больше сократить морские торговые пути и получить максимальную прибыль от морской торговли. Север занял мысли Александра Михайловича и именно этому он и посвятил свою жизнь. Он так и не смог окончить обучение в Цюрихе из-за смерти отца в 1874 году и вернулся в Россию.

Александр Сибиряков. 1880 г. (Wikimedia Commons)

После смерти отца Александр получил свою долю в золотопромышленной компании, которой владела семья, в более мелких промышленных компаниях и в Ленско-Витимской фирме, которой принадлежало пароходство Сибиряковых. Помимо этих активов, они с братьями получили еще и по 500 тысяч рублей каждый. Он решает выгодно вложить средства: в 1876 году покупает Александро-Невский стекольный завод, и почти сразу за ним – писчебумажную фабрику.

Помимо уже имеющихся у него предприятий, Александр Сибиряков создает и новые, а также много инвестирует. Так, им фактически в одиночку было создано буксирное общество на Ангаре, что улучшило жизнь простых крестьян в регионе и облегчило торговлю.

Кроме того, он начал «открывать» для себя Дальний Восток и создал там Амурское общество пароходства и торговли. Как мы увидим позднее, расширение капитала и создание новых предприятий были для него лишь средством, для осуществления более глобальных замыслов.

На север!

Как и для многих купцов и промышленников того времени, предпринимательская деятельность не была для Сибирякова единственной целью. Им владела идея развития Сибири путем "улучшения сообщений, устройства в ней дорог и каналов, морских сношений ее с соседними странами...".

Он замыслил грандиозный проект по объединению речных бассейнов сибирских рек, прокладке новых дорог и созданию единой транспортно-логистической сети Сибири. Но так решались задачи внутренней сибирской логистики. А вот задача «сношений с соседними странами» была гораздо сложнее. Моря Северного Ледовитого океана были крайне опасны для мореходства и не до конца разведаны. А пройти Северный морской путь полностью не удавалось ещё никому.

Вместе с тем, расчёты показывали, что северный путь из Европы в Азию практически в два раза короче, а, значит, перевозки по нему дешевле. Этим хотела воспользоваться и главная морская держава тех лет – Великобритания. Британцы искали северный проход сразу в двух направлениях: северо-восточном, через северное побережье Евразии, и северо-западном, через северную оконечность Канады. Долгое время ни у них, ни у других мореплавателей ничего не получалось – льды не давали пробиться кораблям. Такие экспедиции были сопряжены с большим риском, на кону часто были жизни экипажей, и не всегда они возвращались домой.

Возвращение в Россию

Сразу же после решения всех вопросов с наследством, Александр Михайлович предпринимает первые шаги для создания путей на Севере. Он продолжил дело архангельского купца Михаила Константиновича Сидорова. Сидоров также пытался найти морской путь из Обской губы в Белое море с последующим выходом в Атлантический океан. На средства Михаила Константиновича, в 1874 году шотландский капитан Уильям Уиггинс снарядил экспедицию и совершил первое плавание из Атлантики в устье Обской губы.

Портрет Адольфа Эрика Норденшёльда. Художник Аксель Юнгстедт (Wikimedia Commons)

В 1875 году, когда новость об этом успешном плаванье облетела всю Сибирь, Александр Михайлович решает привлечь Уингинса для новой экспедиции, целью которой было выяснение возможности плавания из Атлантического океана дальше, в устье Енисея.

Однако, с выходом в море сильно затянули, и экспедиция смогла дойти лишь до острова Колгуев в восточной части Баренцева моря, где к тому времени уже встал лед. Но провальная экспедиция нисколько не уменьшила задора Александра Сибирякова. Наоборот, Уингинс привёз сведения, которые позволили сделать вывод, что данные места можно использовать для судоходства.

Поэтому на следующий год Сибиряков совместно с английским промышленником Гардинером вкладывает еще большие средства в новую экспедицию. Это был абсолютный успех. Судно, вышедшее из Саутгемптона на южном побережье Великобритании, смогло дойти до устья Енисея, где, не задерживаясь, отправились вверх по реке, до впадения реки Курейки. Начало пути на Север было положено.

Подготовка к экспедиции

Главным делом Александра Сибирякова считается участие в организации экспедиции Адольфа Эрика Норденшельда. Знаменитый шведский мореплаватель и исследователь Арктики, с 1861 года почти непрерывно изучал остров Шпицбергена и Гренландию. Новая экспедиция ставила своей целью пройти по Северо-восточному проходу, тем самым обойдя Евразию с севера.

Александр Михайлович с самого начала серьезно принялся за дело. По слухам, Норденшельд еще в 1876 году получил от Сибирякова небольшую «стипендию», в размере 25 тысяч рублей, которые были предназначены для дальнейших исследований в северных морях. На следующий год он совершил плавание к Енисею, во многом использовав сведения предыдущей экспедиции Уиггинса, которую так же спонсировал Александр Михайлович. В ходе плавания он открыл остров в устье этой реки, который не раздумывая назвал в честь своего покровителя – островом Сибирякова.

Успех экспедиции побуждал продолжать разведку северного морского пути. В июле 1878 года началось плавание, главной целью которого была достичь выхода в Тихий океан, пройдя по Северо-восточному проходу. В ходе приготовлений важную роль сыграли сведения о северном побережье Сибири и о состоянии льдов в прилегающих к нему морях, которые были собраны в спонсированных Сибиряковым ранее плаваниях.

Король Швеции и Норвегии Оскар II. 1891 г. (Wikimedia Commons)

Кроме Александра Михайловича, финансовую поддержку экспедиции оказывали шведский предприниматель Оскар Диксон и лично король Швеции и Норвегии Оскар II. Вклад Сибирякова составлял более 50% всех затрат. В плавании участвовали два судна. Первое – бывшее китобойное судно «Вега», которое было куплено у норвежской китобойной компании и оснащено на деньги Диксона и Оскара II в Карлскроне. Второе же судно, названное «Лена», было построено специально для экспедиции, на этот раз уже на деньги Александра Сибирякова.

Кроме того, в плавании участвовали два судна, зафрахтованные промышленником для грузоперевозок, «Фразер» и «Экспресс». Они должны были с экспедицией доплыть до устья Лены, привезя туда товары из Европы, а в обратном направлении увезти сибирский хлеб.

21 июля 1878 года «Вега» и «Лена» вышли из порта Тромсё на севере Норвегии и, обогнув Скандинавский полуостров, вошли в Баренцево море. Путь от побережья до острова Шпицбергена и далее на восток проходил довольно гладко. Вплоть до Колючинской губы на Чукотке, где из-за вставшего льда экспедиция была вынуждена зазимовать, не дойдя чуть более 100 миль до Берингова пролива.

«Вега» была одна: дойдя до устья Лены, остальные пароходы ушёл вверх по реке в Якутск, как изначально и планировалось. Зимовка «Веги» продолжалась практически 10 месяцев. Все 10 месяцев почти весь мир с замиранием сердца следил за судьбой зимующей экспедиции. Через 55 лет в тех же самых местах во льдах застрянет советский пароход «Челюскин» и весь мир будет следить уже за его судьбой.

Обсуждались многочисленные планы помощи Норденшельду, рассылались телеграммы в правительства Российской империи и Японии, которые могли бы чем-нибудь помочь в данной ситуации. Однако, реальных действий никто не предпринял. Кроме одного человека, который не мог сидеть сложа руки.

Картина Якоба Хёгга «Вега». (Wikimedia Commons)

Находясь в Цюрихе по делам, Александр Михайлович регулярно наводил справки о судьбе путешественников. Он даже поручил своему заместителю в Иркутске И. П. Гундерину организовать поисковые работы, но они не дали результата. Одновременно с этим, Сибиряков срочно построил в Швеции пароход "Норденшельд" и отправил его южным путем, через Суэцкий канал, к побережью Чукотки. Однако, эта попытка окончилась полным провалом. Пароход потерпел крушение у побережья Японии, но к счастью судно было вовремя спасено, и никто из экипажа не пострадал.

А сама «Вега», как выяснилось позднее, не нуждалась в спасении. На судне находился двухгодовой запас провизии, к тому же в паре километров от «Веги», на побережье, находилась стоянка чукотских оленеводов. С ними экипаж судна сумел наладить постоянное общение и через них же передал весть о случившемся, правда, шла она больше полугода. Пока готовилась спасательная операция, в июле 1879 года «Вега» прошла Берингов пролив, а 24 апреля 1880 года вернулась в Стокгольм. Экспедиция была благополучно завершена, её участников везде встречали как героев.

Фактически, это была первая экспедиция, прошедшая Северный морской путь, и Швеция очень высоко оценила заслуги всех организаторов и участников плавания. Александр Михайлович Сибиряков был удостоен ордена Полярной звезды, а чуть позже, в 1882 году, он был избран почетным представителем Шведского общества антропологии и географии, членом-корреспондентом Общества военных моряков, членом научного и литературного обществ Гётеборга. К слову, столь широкое признание заслуг Александра Михайловича в Швеции в будущем сослужит ему хорошую службу.

Российская империя тоже не осталась в стороне от столь крупного события. Она по достоинству оценила всех спонсоров и участников плавания - короля Оскара II, Диксона, капитана "Веги" А. Паландера, Норденшельда и даже чукчу-оленевода Менка, который занимался доставкой почты от экспедиции.

Вот только Сибиряков никак не был отмечен. Царское правительство не оценило усилий сибирского купца и промышленника, хотя он был один из немногих, кто тогда в России говорил о перспективности развития именно этого морского пути. Единственным признанием его заслуг российским правительством будет присуждение его имени ледокольному пароходу в 1916 году.

Неудачная попытка покорить Ангару

Сразу после успешного плавания Норденшельда, Сибиряков самостоятельно предпринимает попытки пройти через Карское море к Енисею на пароходе «Оскар Диксон» (1880 г.) и на судне "Норденшельд" (1882-1885 гг.). Но неудачно. Он решил остановиться на Печоре, которая находилась намного дальше на западе Сибири, и через нее установить связь Сибири с Европой. Сибиряков связал Печору с Обью железной дорогой. Сибирские товары стали вывозиться в Печорский край, Мезенский уезд, на Мурманский берег, в Северную Норвегию, Данию.

Не стоит думать, что на этом грандиозные планы Александра Сибирякова заканчивались. Соединение Оби с Печорой было только частью обширного замысла Александра Михайловича по связи всех районов Сибири как между собой, так и с европейской Россией и другими странами. Этот план сложился в результате предпринятых им экспедиций 1880-90-х годов в различные районы Сибири и Дальнего Востока. Но и это была не самая масштабная часть его плана.

А. М. Сибиряков с орденом Полярной звезды. Портрет работы А. И. Корзухина (Wikimedia Commons)

В его голове родилась идея, как северное побережье Сибири и ряд крупных рек можно сделать открытыми для судов других стран. Необходимо это было в первую очередь для того, чтобы увеличить объем торговли в регионе. Идея была не нова, о ней говорили многие сибирские областники еще до Сибирякова. Он же пытался воплотить эту идею в жизнь. Проблемы путей сообщения в Сибири и связи ее с другими странами волновали Александра Сибирякова многие годы. Он посвятил им две книги и около 30 статей, опубликованных в 1881-1914 годах главным образом в томской газете "Сибирская жизнь".

Еще одной частью плана было улучшение парового судоходства на Ангаре. Александр Михайлович получил от государства пятилетнюю привилегию на организацию буксирного пароходства в той части Ангары, где находились наиболее большие речные пороги. К активной работе он приступает в 1888 году. Сначала взрывали самые неудобные пороги, и одновременно с этим прокладывали по дну цепь для цепных судов. Однако, то ли Александр Михайлович не рассчитал свои силы, то ли инженеры дали ему неверную информацию, но преодолеть самый порожистый участок Ангары не удалось, и он был вынужден свернуть свое предприятие, истратив на него более миллиона рублей.

На благо Сибири и родного города

Александр Михайлович был занят не только воплощением своих грандиозных планов в жизнь. Он не забывал о помощи простым людям, став влиятельным меценатом. Его благотворительная деятельность была направлена на развитие просвещения и культуры Сибири. Так, самое свое весомое пожертвование, 100 тысяч рублей, в 1878 году он адресовал первому сибирскому университету в Томске. Позже за столь щедрый акт он был награжден орденом Св. Владимира 3-й степени.

В 1904 году Александра Сибирякова вместе с Дмитрием Ивановичем Менделеевым избирают в почетные представители Томского университета. До них подобной чести были удостоены лишь двое - император Николай II и министр просвещения И.Д. Делянов.

В 1883 году Александр Михайлович выделил Академии наук капитал в 10 тысяч рублей, на проценты с которого один раз в три года должна была присуждаться премия за лучшее историческое сочинение о Сибири.

Много полезного он сделал и для родного Иркутска. Так, он предоставил более 800 тысяч рублей на создание и обеспечение четырех начальных училищ им. А.М. Кладищевой, которые были названы в честь его сестры Антонины, скончавшейся в возрасте 20-ти лет). 50 тысяч рублей он пожертвовал на учреждение высшего технического училища, еще 12 – на устройство типографии газеты "Сибирь", которая имела большую популярность среди горожан.

Иркутской гимназии он подарил скульптуру М.М. Антокольского, выдающегося русского скульптора, и три пейзажа кисти И.К. Айвазовского, местной публичной библиотеке — много ценных изданий на русском и иностранных языках.

Кроме просвещения и искусства он уделял внимание повседневной жизни горожан. Так, в начале XX века Александр Михайлович подарил городу две пожарные машины, с нуля отстроил разрушенное пожаром здание приюта для бедных, который был создан еще его отцом. Помогал со сбором средств на новый театр.

Еще одна из сфер меценатской деятельности Александра Сибирякова — строительство и благоустройство церквей и монастырей. Родной город по заслугам оценил деятельность Александра Михайловича Сибирякова, в 1893 году присвоив ему звание почетного гражданина.

Последние годы жизни

Многомиллионные затраты на осуществление своих планов и меценатство заметно сократили состояние Александра Михайловича. В начале ХХ столетия он перестает заниматься активной предпринимательской деятельностью и, передав все дела сыну, уезжает заграницу.

За долгие годы странствий он пожил в Ницце, Батуми, Париже, Цюрихе. В 1920 году, в честь 40-го юбилея экспедиции Норденшельда, шведское географическое общество назначило сбор всех ее участников. Шведский консул во Франции разыскал Сибирякова, который к тому времени уже жил в глубокой бедности.

Благодаря усилиям лично консула и председателя Географического общества в Стокгольме, шведское правительство в 1921 году согласилось назначить Сибирякову пожизненную пенсию в размере 3000 крон ежегодно, что было довольно неплохими деньгами. На эти деньги престарелый Александр Михайлович смог позволить даже небольшие путешествия, из которых он регулярно слал Географическому обществу Швеции открытки. Умер Александр Михайлович Сибиряков 2 ноября 1933 года в съемной квартирке в Ницце.

Пароход «Александр Сибиряков» (Wikimedia Commons)

Человек и пароход

В советский период попытки покорения северных морей предпринимались уже силами не одних только энтузиастов, а государством. Александр Сибиряков помогал ему в этом. Правда, это был уже не сам Александр Михайлович, а пароход, названный в его честь. Именно это судно всего за год до смерти Александра Михайловича, в 1932 году прошло Северный морской путь за одну навигацию – без зимовки. Это доказало возможность постоянного судоходства на этой морской трассе и убедило советское руководство развивать русскую Арктику, о чём так мечтал сам Александр Михайлович Сибиряков.

  • Автор статьи: Н. Романов

Что почитать:

    

1. Щипко Л. Александр Сибиряков — человек и пароход // «Речник Енисея». — 2003. — 11-17 июля (№ 27)

2. Вехов Н. В. Сибиряковы // «Московский журнал». — 2001. — № 6. — С. 15-21.

3. Мешалкин П. Н. Меценатство и благотворительность сибирских купцов-предпринимателей. — Красноярск, 1995. — С. 78-80.

4. Разумов О. Н. и др. Александр Михайлович Сибиряков-предприниматель, меценат, исследователь:(к 150-летию со дня рождения). – 1999.

5. Сибиряков Александр Михайлович // Историческая энциклопедия Сибири. – 2009. –Т.3– С. 102-103.

6. Сибиряковы // Резун Д. Я., Терешков Д. М. Краткая енциклопедия по истории купечества и коммерции Сибири в четырех томах. – Ин-т истории СО РАН, 1996. – Т. 3. С. 46-54

Сибирские Медичи. Часть вторая

Константин Михайлович Сибиряков родился в 1854 году в Иркутске, где он и провел все свое детство. В отличие от старшего...

Сибирские Медичи. Часть третья

Младший из Сибиряковых, Иннокентий Михайлович, родился 30 октября 1860 года в Иркутске...