Сузунский чекан

История Сузунского монетного комплекса

В 1700 году началась знаменитая Северная война, в ходе которой почти сразу случилась печально известная «Нарвская конфузия». Из-за неё Пётр I теряет почти всю свою армию. После фиаско в начале войны стали резко необходимы средства для создания новой армии, а их не было. Вот в этот момент Пётр I и решил провести ряд реформ, одна из которых – денежная. В России происходит постепенный переход от ручной чеканки монет к машинной, открываются новые денежные дворы с современным оборудованием. В обращение вводятся новые монеты круглой формы, чеканенные из меди, серебра и золота, появляются новые монетные номиналы. В меди выпускаются копейки, деньги, полушки и полуполушки (последние только один год), позднее — и пятаки. В серебре чеканятся рубли, полтины, полуполтинники, гривны (гривенники), десять денег (пять копеек), алтыны (алтынники) и копейки машинной чеканки. В золоте — червонцы и двойные червонцы, а несколько позднее — двухрублевики.

Москва и Санкт-Петербург неохотно отдавали право чеканки монеты другим городам. До создания монетного двора в Сузуне, действовал лишь Екатеринбургский монетный двор (с 1725 года), и только после открытия двора в Сузуне, они стали вырастать как грибы после дождя во многих других городах Российской империи.

Уральский промышленник

Портрет А.Н.Демидова. 1741-1745 гг. Гроот Георг Кристофор, Нижнетагильский музей-заповедник

В начале XVIII века на юге Западной Сибири обнаружили месторождения руд редких металлов. Потомок тульских и уральских купцов, Акинфий Демидов, решил не дожидаться, пока государство начнёт разработку месторождений руды, и воспользовался данной Петром Великим привилегией 1719 года. Она разрешала добывать и плавить руды частным лицам. Демидов начал добывать медную руду в Томском и Кузнецком уездах и основал здесь несколько рудников и два медеплавильных завода - Колывано-Воскресенский (1728 г.) и Барнаульский (1739 г.). Связи в правительственных кругах помогли Демидову захватить огромную территорию в бассейне Оби, тогда как другим предпринимателям было запрещено вести какие бы то ни было работы на этой территории. Но выплавка меди не была главной целью этого проекта. Согласно законам Российской империи того времени, промышленники были обязаны сдавать в казну 90% выплавляемой меди по фиксированной цене в 4,5 рубля за пуд, в то время как себестоимость пуда меди на Алтае составляла 5 руб. Демидова, как довольно предприимчивого дельца, такое положение дел устроить не могло. Он воспользовался тем, что алтайская медь содержала значительную примесь серебра, и стал тайно извлекать его на Невьянском заводе на Урале, который также принадлежал ему. Позже Демидов решил построить специальные печи для выплавки бликового серебра, самой высокой пробы, на Колыванском заводе.

Именно в тот момент промышленнику пришла в голову мысль: а почему бы не создать монетный двор прямо тут, в Сибири? Все условия для этого в регионе имелись: были руды благородных металлов, много рабочих рук, был даже возможный рынок сбыта. Дело было за малым – получить разрешение правительства на открытие монетного двора, ведь монополия на чеканку монеты принадлежала государству. Бытует мнение, что, не дождавшись положительного ответа из Петербурга, Акинфий Никитич стал самостоятельно втайне чеканить серебряную монету на Колыванском заводе, но это лишь слухи, официальных подтверждений которым так и не было найдено. Планам промышленника не суждено было сбыться, так как Демидов в 1745 году умирает.

Государево дело

Почти сразу после смерти Акинфия Никитича разгорелся спор между его детьми по поводу наследства, и им становится не до начинаний отца. В ходе долгих тяжб, выносится указ Берг-коллегии, согласно которому громаднейший «акинфиевский» промышленный комплекс был разделён между его сыновьями почти поровну на три части: Прокофию досталась Невьянская часть с пятью заводами и три нижегородских завода; Григорию — Ревдинская часть с тремя заводами, четыре завода в Приуралье и Тульский завод; Никите — Нижнетагильская часть с шестью заводами. Эпоха огромной демидовской империи закончилась.

Все алтайские рудники и заводы со всеми землями и работниками поступили в ведение государства (наследникам было выдано определённое вознаграждение). Найденное здесь серебро по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны было использовано для изготовления раки св. Александра Невского в Петербурге. В 1746 году алтайские рудники Демидовых поступили в казну.

Во многом из-за проблем во внешней политике, императрица долгое время не обращала внимание на появившееся в её ведении новые месторождения. Лишь в 1761 году Елизавета Петровна приказала генерал-майору А.И. Порошину, назначенному ею в 1752 году начальником Колывано-Воскресенских заводов, приступить к строительству сереброплавильного и медеплавильного заводов. Порошин, руководивший до того времени заводами из Петербурга, вынужден был ехать на Алтай для личного руководства горным производством. В 1761 г. управляющий Кабинетом действительный статский советник А.В. Олсуфьев составил доклад, в котором говорилось: «… для плавки руд, выплавки серебра и прочих металлов построить завод около реки Оби, или где поблизости и изобилию лесов способное и людям здоровое место усмотреть…». На этом докладе рукой Елизаветы была начертана резолюция: «Быть по сему».

Для проведения изысканий местности отправили множество геологов и инженеров, которые пришли к выводу, что новый монетный двор не стоит строить рядом с уже имевшимся неподалеку Барнаульским медеплавильным заводом. Удобное место предложил крестьянин Малышевской слободы Михаил Зайцев, который порекомендовал выбрать место в течении реки Нижний Сузун. Как только новости о выборе подходящего места дошли до Санкт-Петербурга, указом от 17 марта 1764 года, было поручено создать на берегах реки Нижний Сузун завод по выплавки меди, и «переделки оной в монеты». Так началась история Сузунского монетного двора.

Строительство

На возведение завода были посланы знаменитые в Европеской России плотники - Мартин, Рябинов и Латников, которые ранее участвовали в строительстве плотин по всей стране и имели необходимые знания и опыт. С Павловского завода для кладки горнов и прочих печей были присланы 36 человек. Гидросиловую установку на Сузунском заводе строил гидротехник Д.Ф. Головин, участвовавший в строительстве Павловского завода. Для охраны стройки были направлены 20 солдат и драгун под командой каптенармуса Фёдора Ярославцева.

Само строительство началось в мае 1764 года сразу по получении И. Бахаревым из канцелярии, ведавшей Колывано – Воскресенскими заводами «Наставления» с подробным планом будущих строительных работ. Медеплавильный завод решили строить по примеру Колыванского, который хотели снести ещё в 1759 году из-за сильного истощения лесов вокруг производства. Основные цеха для производства монет были скопированы с Уральского монетного двора, который в то время находился в Екатеринбурге и успешно функционировал. Размеры расковочного, плющильного, прорезного и якорного цехов были определены «мастером Семеном Розцевым с товарищами». Постройкой монетного двора руководил титулярный советник Улих. В то же самое время, когда возводился завод, строились и жилые здания, предназначенные для проживания рабочих и приписанных к заводу крестьян. Возведение всех инфраструктурных построек предполагалось завершить к октябрю 1764 г. Вместе с медеплавильным производством и монетным цехом рос заводской поселок Сузун.

План всему казенному и партикулярному домовому строению завода. (kraeved.ngonb.ru)

Несмотря на задержки работ из-за весеннего паводка 1765 года, на ещё недостроенном монетном дворе удалось произвести пробную очистку меди из штейнов, привезенных с Барнаульского завода, и получить 5577 пудов очищенной меди. Тут произошло непредвиденное - 14 июня 1765 года недостроенный монетный двор вместе с заводом был уничтожен пожаром.

24 июня 1765 года маркшейдер Пятин составил план строительства новых «фабрик» вместо сгоревших. 2 сентября 1766 года канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства рапортовала в Кабинет о возможности в конце сентября открыть денежный передел. Поэтому сентябрь 1766 года следует считать началом работы Сузунского медеплавильного завода с монетным двором.

Работа завода

Сузунский монетный двор предназначался для чеканки сибирской медной монеты, на изготовления которой требовалось ежегодно около 10 тыс. пудов меди. На алтайских заводах к началу строительства Сузунского комплекса её накопилось свыше 30 тысяч пудов в виде слитков. Такое большое количество меди скопилось, потому что в течение предшествующих лет она была лишь побочным продуктом при выплавке серебра. В дальнейшем предполагалось, что на Сузунский завод для выплавки меди будут доставляться штейны (полупродукты серебряной плавки) с Барнаульского, Павловского и Алейского сереброплавильных заводов. Для выплавки требовался известняк, который добывался у деревни Бобровской в 20 верстах от Сузуна, а глина для изготовления кирпича копалась у деревни Лушниковой в 35 верстах от поселка. Древесный уголь и дрова поставлялись из Сузунско-Инского бора, площадь которого насчитывала свыше 100 тысяч десятин.

После переплавки штейнов на Сузунском заводе медь в штыках поступала на монетный двор, где она разогревалась в горнах и расковывалась молотами в полосы, а последние снова разогревались и прокатывались на плющильном стане. После чего из нее на прорезных станках вырезались кружки. Их обжигали на чугунных сковородках, подавали на гуртильные станки для нанесения рубчиков на ребре (гурт) и, наконец, на них выдавливался соответствующий рисунок на лицевой и оборотной стороне медных кружков – монет.

Сузунская монета. Монеты Сузунского монетного двора.

Алтайские медные месторождения были намного богаче уральских, но был у них один весомый недостаток – качество. Слишком много примесей было в алтайской меди. Кабинет и горная администрация не уделяли внимания улучшению технологии медного производства и предпочитали попросту не замечать проблемы и в целях экономии использовать низкосортную медь на выделку монеты. Это давало огромные прибыли при минимальных издержках на производство. Добычу меди на Алтае можно было увеличить в несколько раз, но ее низкое качество и отсутствие спроса ограничивали выплавку меди потребностями монетного двора.

Сибирская монета номиналом десять копеек чеканки Сузунского монетного двора. (putdor.ru)

Сибирская медная монета имела хождение от г. Тары на западе до Камчатки на востоке, и не признавалась в Европейской части России. Вырабатывая ежегодно монеты на 250-300 тысяч рублей, Сузунский монетный завод быстро насытил рынок Сибири и Дальнего Востока. Почти сразу вскрылся ряд проблем, связанных с «сибирской» монетой. Во-первых, государственное казначейство принимало от крестьян уплату налогов и повинностей серебром, поэтому крестьяне свои товары продавали также только за серебро. Это в разы сокращало использование медной монеты. Во-вторых, приезжавшие в Сибирь купцы также отказывались от приема «сибирской» монеты – потом ее попросту негде было сбыть. В результате этих казусов, курс сибирской монеты падает, что стремительно сокращает доходы императорского кабинета по управлению этими заводами. Правительство, тщательно взвесив все аргументы, находит для себя выход из положения, пусть и не самый удачный. С 1781 года Сузунскому монетному двору дозволено чеканить общероссийскую монету, что отрицательно сказывалось на государственных доходах.

Как бы то ни было, роль завода для Сибири была колоссальна. Во-первых, чеканка монеты за пределами столицы – явление довольно редкое и это говорит об особом статусе региона. А во-вторых, раз в Сибирь было невыгодно возить монету из Европейской России, но при этом она в этой самой монете остро нуждалась, то это говорит о значительном развитии внутреннего рынка региона. Ведь если бы торговля на территории Сибири не велась столь активно, то и не было бы потребности в большом количестве монет. Желая ещё больше развить торговлю в далёкой Сибири, Петербург и обеспечил регион собственной монетой, и какое-то время это неплохо получалось.

Агония

Однако, слишком долго в убыток для себя государство работать не могло. Сначала производство сократили, а затем – полностью закрыли.

Если в начале XIX столетия монетный двор еще влачил скудное существование, мало-мальски обеспечивая необходимой монетой Сибирь, то после денежной реформы Егора Францевича Канкрина, министра финансов, необходимость в медной «сибирской» монете отпала. В 1845 году главный начальник Алтайских заводов получил предписание министерства финансов: «По общим видам правительства желательно было бы, чтобы выделка медной монеты если не вполне с настоящего, то, по крайней мере с будущего 1846 г., была совершенно прекращена, дабы постепенным прекращением прилива в народное обращение медной монеты уничтожить стеснение, терпимое от скопления оной в уездных казначействах». Но, натолкнувшись на упорное сопротивление Кабинета и Горной канцелярии, министр вынужден был отступить и 1 декабря 1845г. предписал: «Выделку медной монеты на Сузунском монетном дворе, а с тем вместе и действие медных рудников и Сузунского завода оставить в настоящем их виде».

Толчельня. Сузунский медеплавильный завод и монетный двор. (nasledie-nso.ru)

Спору был положен конец самым неожиданным образом. В ночь на 8 декабря 1847 года на территории промышленного комплекса случается пожар. Чиновник, прибывший из Барнаула, засвидетельствовал, что «все отделения монетного двора, в их числе: печатное, плющильное, прорезное, гуртильное, расковочное, токарное, счетная комната, обыскательная при пропускных воротах избушка и часть крепостной ограды – сгорели».

Пожар вспыхнул на середине монетного двора и столь быстро распространился, что успели вынести только 3558 рублей монеты нового чекана. Строения монетного двора и сгоревшие постройки оценивались в 3324 рубля. Во время пожара в здании находилось инструментов и прочего имущества, денег готовых и в заделе на общую сумму 35197 рублей, что по тому времени составляло просто колоссальную сумму. Монетный двор решили не восстанавливать.

Десятки лет завод стоял заброшенным. В 2003 году рабочий поселок Сузун получил статус исторического поселения. Постановлением Правительства Новосибирской обл. от 22.08.2011 №366-п в реестр объектов регионального культурного наследия включено «достопримечательное место Сузунский медеплавильный завод и монетный двор». С 2014 года на месте завода располагается музейно-туристический комплекс.

  • Автор статьи: Н. Романов

Что почитать:

    

1. Ведерников В. В. Сузунская медь и монета в 1766–1848 гг //Гуманитарные науки в Сибири. – 2015. – Т. 22. – №. 1. – С. 88-93.

2. Карпенко З. Г. Горная и металлургическая промышленность Западной Сибири в 1700—1860 годах. Новосибирск, 1963

3. А. Гомзин, Е. Корчмина Краткая история денег в России //https://arzamas.academy/materials/1014

В Сибирь за надеждой. Часть первая

Сибирь окончательно присоединили к российскому государству в XVII веке и стали использовать её территории как место ссылки. Первыми по царскому указу переселялись в Сибирь...

В Сибирь за надеждой. Часть вторая

19 марта 1861 император Александр II отменил крепостное право в России. Отныне крестьяне могли свободно приобретать или арендовать землю....