Там, где поднят русский флаг

Как Российская империя решала «амурский вопрос»

Историю о том, как русские в XVII веке впервые пытались колонизировать земли Приамурья, вы можете прочитать в нашем отдельном цикле, а сейчас остановимся на событиях, случившихся двумя столетиями позже.

Художник – Настя Вишнивецкая

Первые дипломатические попытки

В первой половине XIX века, когда белых мест на карте планеты становилось всё меньше, а империям нужны были новые территории, перед Российской империей остро встал вопрос о направлении дальнейшей экспансии в Азии. Пути было два: Средняя Азия с богатыми городами вдоль торговых путей, или Китай. Решающим фактором в выборе направления стало, как ни странно, наличие у России колоний в Северной Америке. Выбор был сделан.

Осенью 1804 года император Александр I отправил посольство в Цинский Китай. Россия просила у восточного соседа разрешения на судоходство по Амуру хотя бы для нескольких судов ежегодно, чтобы обеспечить Камчатку и Русскую Северную Америку необходимыми припасами. Но чиновники империи Цин под надуманным предлогом не пропустили в столицу главу посольства, графа Юрия Головкина. Однако именно он, так и не ставший послом в Китае, предсказал, каким способом Российская империя вернёт себе Приамурье.

10 мая 1805 года Головкин отправил в Министерство иностранных дел Российской империи «Записку о реке Амур», в которой продумал все варианты дальнейшего развития событий. Дипломат считал, что природных границ между Россией и Китаем нет, а Амур может стать естественной границей. Да и свободное плаванье по реке было жизненно необходимым как для экономики региона, так и для дипломатии, которая нуждалась в установлении кратчайшего пути к океану.

Однако, как писал Головкин в своих записках, Китай вряд ли согласится уступить данную территорию, даже несмотря на многочисленные неточности в Нерчинском договоре. Но и путь войны, по его мнению, недопустим, ведь даже не затратив много сил, китайцы смогут вдоль берегов Амура собрать армию в 100 тысяч человек, тогда как России сбор и содержание даже 15 – 20 тысячной армии в Приамурье будет стоить слишком больших усилий.

Юрий Головкин доказывал, что решить вопрос о границе по Амуру можно только в единственном случае — если китайцам когда-либо потребуется политическая или военная помощь России: «Наша помощь либо даже посредничество дали бы нам право выставлять требования и добиться, чтоб вместо прямой линии к востоку нам был уступлен левый берег Амура».

Именно по этому сценарию в будущем и станут развиваться события.

Западный ветер

Но все же отправной точкой в начале присоединения Приамурья следует считать 1839 год, когда вспыхнула война империи Цин с Британской империей. Столкновение между европейцами и Китаем, известное в русской историографии как первая Опиумная война, стало первым после того, как прекратились бои маньчжуров и русских служивых людей на Амуре. Эта война даст ясно понять, что китайцы страшно отстали в военном исскустве. Пока в Европе непрерывно шли войны, способствовавшие совершенствованию оружия и военного искусства, Китай с конца XVII столетия наслаждался мирным существованием.

В ходе первых же столкновений выяснилось, что европейские пароходы и нарезные ружья без особых проблем громят армию маньчжуров. К 1842 году Британская империя одержала безоговорочную победу над Китаем, затратив в десятки раз меньше людских ресурсов, чем Цины. По результатам Нанкинского мирного договора, Великобритания захватила Гонконг и получила огромные привилегии в других портах страны.

Создание «Особого Комитета по делам Дальнего Востока»

Император Николай Первый. Франц Крюгер. 1852 г. (Wikimedia Commons)

Новости о победах британской армии с небывалым интересом слушали в Петербурге. Именно они заставили императора Николая I вновь задуматься об «амурском вопросе». Китай оказался не таким сильным, как о нём думали раньше. Россия как никогда хотела расширить собственные границы — раз Китай уступил британцам землю на юге страны, то почему он не мог сделать то же самое и на севере? Нужно было действовать быстро.

В июне 1843 года Николай I распорядился создать при правительстве «Особый Комитет по делам Дальнего Востока». В Комитет вошли министр иностранных дел граф К.В.Нессельроде, морской министр князь А.С. Меншиков, военный министр князь А.И. Чернышёв, министр внутренних дел граф Л.А. Перовский, начальник Азиатского департамента министерства иностранных дел Л.Г. Сенявин и глава военной разведки генерал-квартирмейстер Ф.Ф. Берг.

Комитет хотел построить отношения с Китаем и решить проблемы с границами в Приамурье в пользу Российской империи. Первым делом Комитет отправил к устью Амура морскую экспедицию. Дело в том, что к середине XIX века всё ещё считалось, что морские корабли не могут заходить в Амурский лиман. Этот миф породил известный французский мореплаватель Жан Лаперуз, который пытался выйти в устье Амура ещё в конце XVIII, однако у него это не вышло, корабли натолкнулись на мель.

Однако, император Николай I приказал организовать экспедицию к устью Амура. Стоимость экспедиции оценивалась в 340 тысяч рублей. В этот момент в деятельность комитета вмешался министр финансов, граф, Егор Францевич Канкрин. Он поставил под сомнение экономические выгоды от устья Амура — торговля в регионе полностью отсутствовала. И он предложил довольно простое и экономически выгодное для имперской казны решение – поручить исследование Российско-Американской компании.

Николай I, на которого министр финансов имел довольно большое влияние, согласился с доводами, приведя еще один – маленькая экспедиция торговцев из частной Российской-Американской компании не привлечёт внимания китайских властей. В итоге вместо 340 тысяч рублей на экспедицию денег выделили в 60 раз меньше, и в 1845 году отправили к устью Амура небольшой бриг «Константин».

Экспедиция к Амуру.

Судну так и не было суждено дойти до устья реки. Главным образом, это произошло из-за большой экономии средств и строжайшей конспирации. Например, в случае встречи с китайцами капитану судна А.М.Гаврилову было наказано притворяться американским рыболовным судном, случайно зашедшим в реку.

Хотя сам капитан Гаврилов вовсе не считал результаты своей экспедиции окончательными, министр иностранных дел Нессельроде поспешил доложить царю, что Амур не имеет для России никакого значения, так как в его устье глубина менее метра и река не пригодна для плавания кораблей. Император Николай I написал 16 декабря 1846 года на докладе министра эмоциональную резолюцию: «Весьма сожалею. Вопрос об Амуре, как реке бесполезной, оставить».

Новый губернатор Восточной Сибири

Однако сам Николай I и не терял надежды освоить новые территории. В 1847 году он назначил нового губернатора Восточной Сибири, куда входили земли Забайкалья, Якутии и российские берега Охотского моря. Император среди прочих инструкций Николаю Муравьеву дал и такое напутствие: «Что же касается реки Амур, то об этом речь впереди… A bon entendeur peu de paroles», что переводится как «умный поймёт с полуслова». Новый восточносибирский губернатор прекрасно уловил смысл последней фразы императора.

Маковский К.Е. «Портрет генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва-Амурского». 1863 г.

Не имея никаких письменных приказов из Петербурга, губернатор Муравьёв готовил присоединение к России амурских берегов. Большинство высших сановников имели прямо противоположное мнение насчёт дальневосточных земель и не особо стремились их осваивать каким-либо образом. Так, за первую половину XIX столетия на землях современных Хабаровского края и Амурской области побывал лишь один человек из европейской части России. Им был Александр Миддендорф, представитель Российской академии наук, который весной 1844 года, на свой страх и риск, отправился из Якутска к Амурскому лиману. Данная экспедиция показало главное – китайцев в Приамурье нет.

А в 1847 году произошло событие, которое дало повод Муравьеву приступить к активным действиям. В устье реки Шилка, которая впадает в Амур, был пойман английский купец Остен. Он раздавал деньги налево и направо, пытаясь подвигнуть местных сплавиться с ним по Шилке, а затем и по Амуру, к океану. После допросов он сознался, что деньги ему выдала Британская Ост-Индская компания, интересы которой он и отстаивал в регионе. Муравьев сразу отправил депешу в Москву, в которой излагал свои опасения за дальнейшее будущее реки и торговли по ней. Если занять устье Амура, то можно без проблем дойти до русских владений в самом сердце Сибири, а этого допустить никак было нельзя.

«Где раз поднят русский флаг, там он опускаться не должен»

Обеспокоенный данной депешей император распорядился в кратчайшие сроки подготовить очередную экспедицию в регион. Однако на этот раз экспедицию топографическую, чтобы составить как можно более подробную карту местности. Подробной карты на тот момент не было ни у англичан, ни у формально владевших этой территорией китайцев.

Экспедицию возглавил подполковник Генерального штаба Николай Агте, опытный военный топограф, ранее занимавшийся определением точной линии границы между Российской империей и Норвегией. С берегов северной Скандинавии подполковник направился прямо на Дальний Восток. Его экспедицию назвали «Забайкальской» — как писалось в официальных бумагах, было сделано это с целью «прикрыть тылы», и в случае протестов с китайской стороны заявить, что экспедиция исследует лишь русское Забайкалье и ни пядью земли дальше на восток. Если экспедиция сталкивалась в северном Приамурье с представителями Китая, то участники экспедиции должны были выдавать себя за промышленников, которые искали пушные промыслы.

Одновременно с «Забайкальской» экспедицией подполковника Агте в августе 1848 года из Петербурга к берегам Дальнего Востока отправился маленький транспортный корабль «Байкал». Одна из его задач тоже была связана с Амуром — капитан «Байкала» Геннадий Невельской должен был наконец-то проверить доступность Амурского лимана и устья для плавания морских судов. Невельской — личность довольно интересная, ещё со времен учебы в Морском кадетском корпусе его влекли географические загадки совершенно неисследованного тогда Дальнего Востока. В частности, проблема Сахалина: полуостров это или всё-таки остров?

Карта экспедиции Невельского (lemur59.ru)

Путь обеих экспедиций, и морской к устью Амура, и сухопутной к его истокам, занял более 9 месяцев. Лишь в ноябре 1850 года до Петербурга дошли новости, что Геннадий Невельской без каких-либо указаний из центра основал первое русское поселение в устье Амура — маленький пост, который назвали Николаевским, в честь императора, ныне это город Николаевск-на-Амуре. Первыми жителями этого населенного пункта стали шесть матросов из экспедиции Невельского. Узнав об этом событии в Петербурге вновь собрался «Особый комитет по делам Дальнего Востока».

Г.И. Невельской (msun.ru)

И вновь самые высшие чины империи, от министра иностранных дел Нессельроде до главы правительства князя Чернышёва, были против любой активности возле Амура. Единственным сторонником сохранения русского поселения в устье Амура оказался восточносибирский губернатор Муравьёв. В итоге министры выставили его с совещания, сказав, что пришлют ему итоговый протокол на подпись.

Транспортное судно «Байкал» (www.libsakh.ru)

Вечером того же дня к Муравьёву прибыл один из советников комитета, с приказом от главы правительства немедленно подписать протокол совещания. В протоколе сановники доказывали «неудобную диспозицию в занятии Амура», кроме того, в числе согласившихся с вердиктом значилась и фамилия Муравьева. Раздосадованный глава Восточно-Сибирского генерал-губернаторства решился на неслыханную в бюрократическом мире дерзость. Муравьёв вместе с подписью прямо на протоколе написал свои доводы в пользу присоединения Амура к России.

В таком виде протокол заседания комитета и положили на стол императору. Возник бюрократический казус, однако дерзость Муравьёва позабавила Николая I, который решил собрать новое заседание, на этот раз под своим личным председательством. Именно на заседании 19 января 1851 года император произнёс знаменитую фразу: «Где раз поднят русский флаг, там он спускаться не должен».

Русское Приамурье

Однако, говоря о флаге, в правительстве все же не забывали и о предосторожности. Так, Николаевский пост, который позднее станет Николаевском-на-Амуре, был обозначен как «торговый склад Российско-Американской компании». В адрес же Китая было решено направить дипломатическое послание очень осторожного содержания, главной целью которого было показать дружелюбие к Цинской империи, и объясняют свои действия лишь опасениями за безопасность устья Амура в связи с активизацией деятельности других держав в регионе.

В. Шиляев Транспорт Байкал в проливе Невельского. 2003. (www.shilaev.com)

Вопреки опасениям министра иностранных дел Нессельроде никаких протестов, а тем более решительных действий со стороны Китая не последовало. Русский пост спокойно существовал в устье Амура, не встречая каких-либо следов присутствия китайской власти в этих краях. В Петербурге всё более убеждались — Пекин либо не считает эти спорные земли своими, либо китайскому правительству совсем не интересна эта таёжная глушь.

В конце 1852 года в Петербург с берегов Амура наконец вернулась «забайкальская» экспедиция подполковника Николая Агте. Дюжина «топографических отрядов» экспедиции за три года прошла более 20 тысяч вёрст по северному Приамурью, впервые исследовав почти три миллиона квадратных километров.

22 апреля 1853 года подполковник Агте и губернатор Муравьёв лично представили царю Николаю I отчёт экспедиции и составленные ею географические карты. Русский император с удовольствием разглядывал первую в мире «Генеральную карту Амурской области».

Подполковник Агте пояснял царю:

«Только уверенность китайцев, что не разграниченная с нами черта должна направляться не на восток к океану, а на юго-восток к среднему Амуру, может объяснить их молчание по предмету занятия нами устьев нижнего Амура, что конечно давно известно маньчжурским властям и не может более составлять тайны для Пекинского правительства…».

Николай I был доволен.

Именно с этого момента начинается история полностью российского Приамурья. Появляются новые опорные пункты, в Пекин отправляются посольства для подписания договора с подтверждением текущих границ, но обо все этом поговорим в другой статье.

  • Автор статьи: Н. Романов

Что почитать:

    

1. Барсуков И. «Граф Н. Н. М.-Амурский по его письмам, официальным документам, рассказам современников и печатным источникам». 1891.

2. Муравьевский век на Амуре. Авт.-сост. Бурилова М. Ф. — Хабаровск, 1995

3. А. Б. Широкорад «Россия и Китай. Конфликты и сотрудничество» — Москва: «Вече», 2004.

4. Подробный отчет Г. И. Невельского о его исторической экспедиции 1849 г. к о-ву Сахалин и устью Амура // http://az.lib.ru/n/newelxskoj_g_i/text_0040.shtml

Один в поле воин

Весь путь Российской империи на Дальний Восток получился тернистым. Трудности преследовали русских от самого первого появления отрядов...

«Колмацкая» угроза

На рубеже XVI – XVII вв. русское присутствие в Западной Сибири начинает постепенно упрочняться. Выход к южным границам Сибири и строительство русских городков и острогов...