Соблазны и пороки сибирских гарнизонов

Кем были сибирские офицеры XVIII века

Дворянство в Российской империи XVIII века — самая привилегированная часть населения. Они освобождались от обязательной государственной и военной службы, к ним нельзя было применять телесные наказания. Только они могли владеть крестьянами и были освобождены от налогов. Влияние высшего сословия прослеживалось на всех уровнях – именно дворяне формировали общественное мнение и принимали решения общегосударственного значения. Также дворяне представляли большую часть офицерского корпуса Императорской армии.

Существует множество стереотипов о русских дворянах, которые едва ли соответствуют действительности. Например, о всеобщей праздной жизни, богатствах или же, наоборот, о восприятии представителя «благородного сословия», как человека принципов и чести. Образ «блестящего дворянина, высокообразованного, знающего много языков и одинаково чувствующего себя под ядрами и на великосветских балах» – вымысел. Реальность была иной.

Возникновение Сибирского корпуса

В начале XVIII столетия русская колонизация распространялась на южные районы Западной Сибири, здесь были построены несколько крепостей. Новый этап освоения наступил в 1720-х годах с открытием залежей медных и серебряных руд на Алтае. Значение региона для императорской казны неуклонно возрастало. С 1748 по 1759 год на Колывано-Воскресенских заводах, расположенных на Алтае, было добыто золота, серебра и меди более чем на 3 313 548 рублей. Все это, вкупе с новостями о возможном нападении джунгар на Колывано-Воскресенские заводы, побуждало столицу к действиям. 17 сентября 1744 года Сенат постановил создать Сибирский корпус, который окончательно сформировался в 1745 году и состоял из регулярных и нерегулярных войск. Войска эти расположились на пограничных линиях Западной Сибири. Общая численность регулярных войск в Сибири к 1780-м гг. составляла около 13,5 тыс. человек.

Карта Сибири 1775 г. // Историческая Энциклопедия Сибири, Новосибирск, 2009 //Т. – Т. 1. – С. 48.

Корпус охранял территорию всей Сибири – Сибирскую и Иркутскую губернии, Колыванскую область (в 1770-е гг.), Тобольское, Колыванское и Иркутское наместничества (после 1782–1783 гг.). Части Сибирского корпуса дислоцировались лишь в конкретных крепостях и городах с уездами. Прежде всего – на юге Западной Сибири – в Тобольском и Тюменском уездах, в Прииртышье и на Алтае, а также в Забайкалье, на протяжении большей части южной границы российских владений за Уралом.

Карта земель Сибирского Линейного Казачьего Войска, и Отдельных Тобольского и Томского Конных полков, и Отдельного Тобольского Пешего батальона в Западной Сибири в 1858 году. (Wikimedia Commons)

Деньги

Население Сибири непрерывно росло, вместе с ним росло и количество размещённых войск. Увеличивался офицерский корпус, который в подавляющем большинстве заполняли дворяне. Что же влекло их в далёкую Сибирь и кем были эти люди? Заметим, что после принятия Манифеста о вольности дворянства в 1762 году, дворяне могли вообще не находиться на государственной или военной службе – служба отныне стала добровольной. Ехать в Сибирь было далеко, служить трудно, временами – опасно. Кочевники то и дело нападают на окрестности, по соседству расположен Китай с невероятно большим населением, протяжённость границы поражает – не самые привлекательные условия жизни и службы, верно?

Кого-то влёк патриотический долг, кого-то жажда приключений, но чаще всего причины были прозаичнее. На военную службу вообще и в Сибири в частности дворяне шли из-за бедности. Тяжёлое материальное положение – головная боль российского дворянства XVIII и XIX веков. Праздная жизнь на великосветских балах и огромные поместья с тысячами душ были доступны немногим. Большинство представителей благородного сословия жили довольно скромно, порой не сильно отличаясь от своей собственной прислуги.

Макет Кузнецкой крепости (www.kuzn-krepost.ru)

Согласно источникам, в Сибирском корпусе преобладало беспоместное дворянство, преимущественно 20-30-летнего возраста – число «крестьянских душ» у этих людей не превышало двух десятков. Имея такое количество крестьян невозможно было ни разбогатеть, ни просто считаться состоятельным человеком. Тогда считалось, что имея только более сотни «душ» можно было считаться помещиком средней руки. Для многих выбора не оставалось – нужно было ехать в Сибирь. Ведь только поехав на службу ближе к границе, молодым беспоместным дворянам можно было добиться чего-либо в короткие сроки. Армия фактически была для них социальным лифтом и давала возможность обрести всё то, в чём они так сильно нуждаются. Для остальных категорий дворянства служба в Сибири была важна, если они собирались связать с армией всю свою жизнь. Служба в Сибирском корпусе давала им ускоренное получение воинских званий и продвижение по службе. А офицерское жалование в Сибири тогда, как и сейчас, было выше, чем в остальной России, из-за удалённости региона.

Опыт

В Сибири было чему поучиться молодым офицерам-дворянам. Войны России в XVIII веке шли с завидной регулярностью и наполняли Сибирь ветеранами. В послужных списках встречается участие в Семилетней войне, в сражениях с Пруссией, которые считались почетными для офицеров. Для 60–70-х годов речь могла идти о русско-турецкой войне 1768–1774 гг. Участие в турецких войнах было самой частой характеристикой в боевом опыте. Например, у подполковника Лаврентия Колантаева указано повышение в чине за «храбрые поступки, оказанные за Дунаем в 1770-м году», также отмечено, что он «был в походах с начала минувшей турецкой войны…». Кто-то брал города во времена войны с Турцией или присоединял Крымское ханство к Российской империи. Около половины сибирских офицеров имели боевой опыт.

Бийская крепость (zaimka.ru)

По всей видимости, военное руководство страны справедливо считало, что в условиях малочисленности русских войск боевые качества солдат и офицеров выходят на первый план. Кто как не офицеры, прошедшие победоносные войны Империи, могли надёжно защитить границу? «Брать не числом, а умением» – этот суворовский принцип был для Сибири как никогда актуальным. За боевые достижения можно было получить ускоренное продвижение в чинах – власти демонстрировали своё желание оценить по заслугам тех, кто верно служил на поле боя.

Образование

Образование большинства дворян в послужных списках сводилось к фразе «грамоте читать и писать по-российски умеет». Такие строчки были шаблонными для каждого служилого дворянина. В условиях, когда огромный процент населения империи составляли неграмотные крестьяне, базовая грамотность становилась весомым преимуществом. Встречаются и дополнительные компетенции у некоторых офицеров, например, «грамоте читать и писать по-российски, по-немецки и по-французски умеет и сверх того арифметику знает», или «обучался арифметике, геометрии, фортификации и артиллерии». Князь Иван Мышецкой, к примеру, явно выделялся среди сослуживцев – «грамоте читать и писать умеет, в богословии, российскому, немецкому и французскому языкам, арифметике, геометрии, алгебре, артиллерии, истории, географии, рисовать, верховой езде и другим телесным упражнениям обучен». В послужных списках иногда можно найти указание конкретного учебного заведения. Например, у Алексея Похвиснева, капитана 2-го Тобольского батальона, указано, что он «будучи в шляхетном кадетском корпусе обучен по-немецки и по-французски, манежной езде и танцевать».

Художник – Настя Вишнивецкая

Образование офицер мог получить не только в столичных учебных заведениях. Капитан Иван Андреев, служивший военным инженером-топографом в Сибири в конце 1780-х годов, проходил обучение в Омской крепости. Андреев оставил после себя мемуары, единственные в своём роде, повествующие о жизни сибирского офицера XVIII века. Он пишет, что полковник Карл Львович Фон Фрауендорф, командир Иртышской и Омской пограничных линий, по прибытии в Омскую крепость захотел заняться поручил инженер-поручику Тренину организовать обучение офицерских детей. По своему желанию Андреев обучался у последнего арифметике и геометрии.

Капитан Андреев вспоминал, что многие его сослуживцы-дворяне проходили обучение в специальной Немецкой школе. Он пишет об одном офицере:

«Он, будучи в школе Немецкой, был весьма остроумен, а сверх того и забиячив, так что напоследок великие грубости и досады причинял своему учителю, который с ним управляться никак не мог».

Большинство дворян получали домашнее образование, которое в те времена считалось хорошей альтернативой учебным заведениям. Должное образование вкупе с боевым опытом помогало дворянам быстрее продвигаться по карьерной лестнице. Но были у сибирских офицеров и другие стороны жизни.

Драки, взятки, алкоголь

Военная служба – нервное дело. А служба в далёких гарнизонах и крепостях на границе, где месяцами могло не происходить ничего интересного, порождала скуку. Офицеры начинали пить, играть в карты. Возможно, боевое прошлое давало о себе знать. Дворяне, прошедшие через горнило войны, срывали злость на своих слугах, дерзили и хамили начальству, дрались с сослуживцами. Кто-то брал казённые деньги на личные нужды, а кто-то и вовсе продавал армейское имущество. Чувство привилегированности и безнаказанности из-за принадлежности к высшему сословию страны только усугубляло офицерские пороки.

Художник – Настя Вишнивецкая

Источники сохранили крайне любопытные свидетельства оборотной стороны жизни дворянства в сибирских гарнизонах. Те же источники позволяют увидеть, как суды и начальство относились к проступкам офицеров. Основным кодексом, которым руководствовались военные суды в то время, был петровский воинский артикул 1716 года. Артикул был довольно жесток в наказаниях, даже за совершенно не равноценные на наш взгляд нарушения. Смертной казнью караются и политические преступления, и убийства, и богохульство, и сон на карауле.

Законом предусматривалась смертная казнь различных видов: «квалифицированная» – четвертование, залитие горла металлом, сожжение, и «простая» – расстрел, повешение, отсечение головы. Нескольких видов были и телесные наказания: болезненные – битье кнутом, заковывание в железо, и членовредительские – отсечение пальцев, носа, ушей, клеймение и тому подобное. Широко применялись также ссылка на срок и бессрочная, ссылка на каторжные работы, заключение в тюрьму. В отношении офицеров применялись и особые наказания: отставка от службы, лишение чина и достоинства, служба в качестве рядового, лишение отпуска.

Из списков частей Сибирского корпуса можно выделить множество дворян, причастных к тем или иным преступлениям, вот некоторые из них.

Алексей Евдокимов, капитан Томского батальона, в 1765 году за «потерю почтения к коменданту и использование поносительных слов» был арестован на неделю. Также за воровство 108 рублей казенных денег он был содержан в канцелярии под караулом с дальнейшим взысканием украденной суммы. При этом воинский артикул гласит следующее: «Если кто украдет больше 20 рублей, тот право имеет быть повешен».

Капитан Петропавловского батальона Николай Маврин. За ослушание против приказания секунд-майора арестован на сутки. Также за использование поносительных слов в адрес другого капитана Петропавловского батальона ему был учинен выговор. Согласно воинскому артикулу наказание должно решаться следующим образом: «Ежели офицер о другом будет говорить, опорочив его честь, то он должен перед судом сказать, что он солгал. Сверх того, виновный должен быть посажен на полгода в заключение».

Художник – Настя Вишнивецкая

Иван Захарьин, прапорщик 2-ого Селенгинского батальона, виноват в сечении плетьми ямщика. В качестве наказания вычтена из жалованья сумма за треть года, Захарьин послан был без очереди в караул на 2 месяца. В артикуле о нанесении телесного вреда говорится следующее: «Кто с сердца и злости другого тростью или чем-то иным ударит, тот руки своей лишится».

Встречались и откровенные дебоширы. Андрей Булыков, подпоручик 1-го Тобольского батальона, за которым числилось 80 душ, 30 мая 1763 года был «в фергере и кригсрехте» за учинение с крестьянами драки, и по указу Военной коллегии понижен в должности из поручиков в подпоручики. Уже в Тобольске за несоблюдение своей офицерской должности (стоя у тюремного острога в карауле, с колодником Соболевым пил вино и во взятку получил один 2-рублевый червонец, а также избил жену капитана Чижева, снял с нее платье и покалечил руки; пьянствовал с сержантом Шарковым на его деньги; уронил прапорщика Дарнина в грязь и вымарал на нем казенный мундир) он был даже приговорен к смертной казни, но сибирский губернатор Д. И. Чичерин распорядился только разжаловать его «навечно» в солдаты. Однако уже в 1771 г. ему вернули прежний чин. По всей видимости, из-за недостатка кадров, властям пришлось закрыть глаза на прошлые прегрешения подпоручика.

Капитан Андреев также упоминает в мемуарах о преступления своего брата Александра. Автор пишет, что брат просил отдать ему слугу, на что автор согласился. Однако его брат наказывал «немилосердно и по-тирански» слугу, который от этого впоследствии умер. Это подтвердил и местный священник, осмотрев мертвого. Примечательно здесь то, что о наказании своего брата Андреев умалчивает.

Выше представленные примеры дают понять, что воинский артикул обходил стороной правонарушения дворян и к ним применялись более мягкие санкции. Виды наказаний за перечисленные преступления можно считать скорее номинальными, они не всегда соответствовали составу преступления.

Связанные одной целью

Сибирь была не только «злой мачехой», как пели в своих песнях каторжане. Часто люди видели здесь новые возможности для жизни. Крестьяне переселялись сюда за новыми землями, а дворяне ехали делать карьеру. Это были люди разных судеб, характеров и разного достатка. Но все они были людьми своего времени, живыми людьми со своими пороками. Несмотря на это, свою службу они несли исправно. Победоносные войны России с Турцией, блестящие победы Румянцева и Суворова на западе были невозможны без мира на востоке. И заслугу в обеспечении этого мира с полной уверенностью можно приписать сибирским солдатам и офицерам. Со своим долгом по охране границ они справлялись, демонстрировали на службе бесстрашие и мастерство, которые ничуть не уступали этим же качествам их коллег из Европейской России.

  • Автор статьи: О. Полякова

Что почитать:

    

1. Андрейчук С. В. Становление Сибирского корпуса: структура, численный состав и принципы дислокации (1745–1771 гг.) // Военно-исторический журнал. 2011. № 3. С. 38–42.

2. Волков С. В. Русский офицерский корпус. М.: Центрполиграф, 2003. 414 с

3. Дворянство, власть и общество в провинциальной России XVIII века / Ред. О. Глаголева, И. Ширле. М.: Нов. лит. обозр., 2012. 656 с

4. Дмитриев А. В. Офицеры «Сибирского гарнизона» в середине 1780-х гг. // Вестник Томского государственного университета. 2016. № 406 (Май). Филология. История. Право. С. 64–71.

5. Домовая летопись, писанная капитаном Иваном Андреевым в 1789 г. М.: Унив. тип., 1871. 119 с.

Там, где поднят русский флаг

Историю о том, как русские в XVII веке впервые пытались колонизировать земли Приамурья...

Один в поле воин

Весь путь Российской империи на Дальний Восток получился тернистым. Трудности преследовали русских от самого первого появления отрядов...